Сколько поистине героических подвигов совершили  советские летчики, смело вступавшие в воздушные бои над территорией, занятой противником, и сколько сбитых ими вражеских самолетов не было зафиксировано.

Пожалуй, на август 1941 года это был единственный летчик в ВВС РККА, протаранившим три вражеских самолета.

И даже в сведениях, которые сохранились об этом подвиге, много не ясного и не точного. Звание и отчество в приведенных источниках разнятся. Ясно одно - летчик  Банченков должен остаться в нашей памяти Героем.

 

Вечером, командующий ВВС фронта генерал Ф. А. Астахов, минуя штаб ВВС армии, поставил нашим дивизиям новые боевые задачи. По этому приказу в интересах 5-й армии действовал лишь 92-й истребительный авиаполк, прикрывавший Чернигов, переправы через Десну. 

И вот 23 августа я стал свидетелем воздушного боя звена И-16 со звеном фашистских бомбардировщиков Хе-111. На высоте примерно 1400 метров наши истребители своими атаками воспрепятствовали противнику произвести прицельное бомбометание. 

Младший лейтенант Г. С. Банченков, израсходовавший боезапас, решил таранить "Хенкель" и, догнав немецкий самолет, ударил его воздушным винтом по левой плоскости и левой стороне фюзеляжа. Бомбардировщик упал неподалеку от переднего края на территории, занятой противником. Хорошо наблюдался взрыв и затем поднявшийся высоко черный дым. То горел на земле вражеский бомбардировщик. 

Летчик Банченков был представлен к высокой награде, однако согласно существовавшим тогда порядкам в качестве вещественного доказательства тарана требовалось снять с самолета табличку с указанием номера двигателя. Как снимешь эту табличку, если самолет упал за передним краем в расположении немецких войск?

 

Мемуары: Скрипко Н.С. По целям ближним и дальним  

От мостов через Десну, которые в дневное время неоднократно пытались бомбить Юнкерсы, отгоняли врага, как зенитные батареи, так и истребители И-16 и Чайки, базировавшиеся на аэродроме возле с. Количевка.

Героический подвиг совершил в небе над Черниговом в середине августа 1941 года военный летчик лейтенант Георгий Константинович Банченков. Дело было днем. Со стороны Гомеля  появились немецких бомбардировщика, которые, натужно ревя моторами (вероятно, были перегружены бомбами), проплывали в голубом небе, уже подернутом предосенней дымкой, куда-то на юго-восток в направлении Нежина.

Поначалу по ним били зенитки. Белые разрывы зенитных снарядов похожие на комочки ваты, появлялись то ближе, то дальше от самолетов, то спереди, то сзади них, но попаданий не было.

Потом вступили в бой наши истребители, и зенитки прекратили стрельбу. С неба, где на высоте более километра шел воздушный бой, доносился на землю перестук пулеметов. Затаив дыхание, сотни черниговцев наблюдали за поединком.

Когда самолеты, миновав город, уже летели над задеснянскими лугами, Г. К Банченков, расстреляв весь боезапас, пошел на таран ведущего бомбардировщика.

Однако вместо того, чтобы срубить винтом своего истребителя хвостовое оперение вражеского самолета, он, промахнувшись, ударил его по правой плоскости. Все произошло в какие-то считанные секунды, и многочисленные зрители на улицах города увидели, что наш истребитель полетел камнем вниз, а вражеский самолет продолжал лететь по прежнему курсу, хотя рядом с кабиной летчиков правое крыло было выбито больше чем наполовину, и непонятно было, как бомбардировщик держится в воздухе.

Советский летчик успел выпрыгнуть и спустился па парашюте на лугу возле Магистратского озера. Там как раз работали на уборке сена колхозники из села Анисов. Туда же помчались, переехав через Десну на лодках, вездесущие пацаны с Кавказа (район города между Валом и спасательной станцией на Десне).

Банченков удачно приземлился. Подбежавшие к нему люди потом рассказывали, что он яростно бранил себя за неудачный таран, по его словам, с начала войны это был уже третий его таран. 

К тому времени, к августу сорок первого, Люфтваффе потеряло от его таранов уже два бомбардировщика. Но зря сокрушался летчик-герой. Вражеский самолет терял высоту и вскоре приземлился возле Куликовки. Его экипаж был взят в плен. Так что не два, а три немецких самолета были на счету лейтенанта Г. К. Банченкова. 

Быть бы ему Героем Советского Союза и, возможно, не единожды, да не сложилась судьба. 27 августа 1941 г. лейтенант Г. К. Бакченков вылетел на задание на самолете У-2 с аэродрома Количевка и пропал без вести. 

Кузнецов Г.А. Имя героя известно, Деснянская правда 25.10.1988 г.

назад

Hosted by uCoz